Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

АННА АНТОНЕНКО. СТРАХ ПЕРЕД ТЕОЛОГИЧЕСКИМ ИНСТИТУТОМ

Анна Антоненко.jpg

Много голосов внутри отговаривало меня ехать сюда учиться. Так мало времени было, чтобы всё осознать. Мы с мужем всего полтора года назад поженились, год назад стали прихожанами лютеранского прихода в Нижнем Новгороде. Прошло ещё буквально два месяца, и вот мы получили неожиданное предложение от нашего пастора – поступить в теологический институт церкви Ингрии.

Я была в шоке. «Как же так? – была первая мысль. – Мы же только начали налаживать быт, обустраивать жилище. Мы в самом начале своего пути». Как у всех это бывает, хочется сначала «пожить для себя», насладиться своим счастьем, свить гнёздышко.

Я изучала поваренную книгу и проводила первые кулинарные эксперименты. Мы подобрали обои для квартиры – своей у нас нет, но мы нашли хорошую для съёма. Друзья помогли обклеить её – и прихожую, и кухню, и зал. Стало очень уютно. Время от времени мы приобретали разные мелочи. Завели кошку. Много было чего впервые. Молодая семья, тысяча хлопот.

Но пастор говорил: «Поедете поучитесь, будете вдвоём служить Богу!» Его слова в моей голове звучали словно приговор. Я так боялась, что рухнет то, что мы построили. Я сомневалась, как можно оставить всё и отправиться в неизвестность. Никого из тех людей, с которыми нам предстояло учиться, как преподавателей и студентов, так и административный персонал, мы не знали. Ленинградская область нам чужая.

Я оказалась таким домашним ребёнком: несмотря на то, что я уже была замужем и мне было 26 лет, я всю жизнь жила на родной земле. Я люблю путешествовать, но я никогда не уезжала из дома дольше, чем на месяц. У нас накопился весомый багаж нужных связей. Домашний уголок земли стал особенно дорог благодаря родственникам, товарищам, друзьям из церкви.

Смену места жительства я считала для себя предательством – по отношению ко всем, кого я люблю. «Как можно их бросить?» Особенно я не понимала, как я буду жить без нижегородского прихода, без этой новой семьи, которая стала для нас вторым домом? В то же время внутри меня постоянно звучали слова Господа о том, что это Его воля.


После венчания в нижегородском приходе Евангелическо-лютеранской Церкви Ингрии с пастором Ярославом Бойченко

* * *
Честно говоря, я всегда думала, что Бог говорит не серьёзно, когда просит оставить отца и мать, своих родных, всё своё имущество, свой дом и следовать за Ним. Я читала это место в Библии бегло, оно меня пугало, я его игнорировала. Или мне казалось, что следует оставить только то, что мешает нам приходить ко Христу. Но ни моя семья, ни друзья, ни имущество не создавали преграды для общения с Богом. Поэтому я не видела смысла их покидать. Одним словом, я допускала разные «если», но только не прямое понимание слов Иисуса.

Время от времени я вспоминала библейские истории про женщин, оборачивающихся на своё прошлое (на дом, на родную землю, на хозяйство). И внутри себя я боялась превратиться в соляной столб, то есть затвердеть, заржаветь духовно. Это легко, когда ты погружена в хлопоты, заботы, которые встречают нас на каждом шагу обыкновенной человеческой жизни.

Во мне крепли сомнения.

В отличие от меня, мой муж был счастлив. Он, конечно, пребывал в шоке от такого предложения нашего пастора – он и мечтать не мог продолжить своё служение в церкви. Однако Бог приготовил ему эту дорогу. Я видела это. Умом я признавала, что это правильно. Но своим человеческим сердцем я не могла разделить радость мужа.

Я страдала, очень долго. Я сильно привязываюсь к людям, и каждое новое расставание для меня часто становится болью. Потому я ощущала себя лишней, мешающейся на пути своего мужа. Я понимала, что нам надо ехать, но не могла заставить своё сердце чувствовать иное. Каждый раз, когда мы виделись с друзьями, я заранее чувствовала вину перед ними. Я не могла представить, что совсем скоро нас будет разделять тысяча километров.

Сколько ещё страхов было у меня внутри! Я вся жила в страхе предстоящего. Как мы будем жить? Как же наша кошка? Будет ли у меня возможность готовить на кухне? А вдруг в институте не найдётся комнаты для совместного проживания мужа и жены? А вдруг там будет много требований, которым я не смогу соответствовать? А вдруг у нас не сложатся отношения с кем-нибудь? А вдруг муж будет очень занят и наши отношения испортятся? А вдруг учёба и будущее служение отдалит нас?

Если подытожить, мне казалось, что институт лишит меня мужа.

IMG_6172.JPG
Мы с Максимом на территории института

* * *
Особо я беспокоилась о той роли, которая выпадает мне. Я понимала, зачем нужно учиться мужу, но я совсем не представляла, зачем и мне проходить полный курс богословского образования. До этого у меня был план постигать основы веры, углубляться в особо важные вопросы, но постепенно, всё обдумывая. Я и не предполагала полного погружения в эту стихию. Мне всегда казалось, что важнее практика.

Я с самого детства чувствовала заботу Бога, хотя не знала Его. Я начала им серьёзно интересоваться лишь к 17 годам своей жизни. Я пришла к вере в радости и благодарности за всё, чем Бог наградил и продолжает одаривать меня. Я пришла в церковь, чтобы сказать Ему «Спасибо», чтобы делать добро, служа Ему и Его созданиям. Для меня практическим руководством была Мать Тереза, Джузеппе Москатти и другие люди, которые жертвенно отдавали свою жизнь во благо.

Я не любила никогда много говорить о Боге, многословно молиться Ему. Мне казалось, что лучшим ответом на Его любовь является действие. Потому я не представляла, что могу много учиться Слову Божьему и размышлять о нём. Всё это казалось мне не богословием, а пустословием.

Мне казалось, что меня приглашают заодно с мужем, а не как самостоятельного человека. Я чувствовала себя хвостиком, добавкой, так называемым «плюс одним». Я не понимала своей значимости для церкви… Но я забыла, что у Бога нет второстепенных. Не слышала Его слов о том, что каждый ценен и любим, каждый задуман Господом для выполнения определённого плана.

В общем, я не знала, зачем я поеду в теологический институт, какой будет от этого толк и что, ещё ужаснее, мне казалось, что вся моя жизнь остановится на этом, а затем полетит вниз.

* * *

Но прежде всего «полетела» наша квартира – а вместе с ней и все наши планы на будущее. Хозяева объявили нам о продаже нашего жилища и потребовали во мгновение ока его освободить. Нам пришлось срочно перебираться к друзьям. Кошку мы пристроили в добрые руки. Львиная доля всех наших мелочей, которые мы так старательно приобретали всё это время, отправилась пылиться на склад. Из хозяев мы превратились в гостей, а наше кратковременное пребывание у друзей затянулось. Вдобавок ко всему мы всё чаще чувствовали, что дело, которым мы занимаемся в жизни, не приносит нам удовлетворение. Не все наши способности были реализованы, мы не могли раскрыться как личности, обрести истинное призвание.

Учёба в теологическом институте и дальнейшее служение в церкви всё больше казались нам зовом Бога.

Да, Бог хорошо готовил нас к поступлению :). Нам, в буквальном смысле, пришлось оставить всё и пойти за ним. Господь напоминал нам каждый день о том, что нам не к чему стремиться, кроме как к тому, чтобы быть с Ним и доверять Ему. А это значит всегда доверять неизвестному.

IMG_6172.JPG
Здесь очень тёплые закаты: вид из окна студенческого общежития

* * *
Мы впервые приехали в Петербург за два дня до начала нашей учёбы. Вещей у нас оказалось немного. Половина из них уместилась в чемоданы, и мы сразу привезли их с собой. Половину мы отправили посылкой через транспортную компанию, это оказалось очень выгодно. Мы боялись, что с вещами что-то случится в дороге: там была вся наша тёплая верхняя одежда и обувь. Но Бог бережно хранил её на протяжении всего пути.

Мы сразу нашли нужный автобус, вышли на нужную дорогу и, пройдя через небольшой лесочек, оказались в Колтушах. Мы были поражены чистотой воздуха в этом месте. Летом мы бываем в велопоходах по Нижегородской области, но в нашем регионе мы нигде не встречали такой свежести. Мы шли по лесной тропинке к институту – под ногами попадались улитки и лягушки. Пели незнакомые птицы. Вокруг росли стройные берёзы, пахло грибами. Казалось, мы попали в сказку.

Правда мы приехали в выходные и институт оказался пуст. Без людей, без студенческого духа, без молитв и богослужений он ощущался диким. Но постепенно стали заселяться студенты, мы все перезнакомились, освоились – успокоились.

Комнатка наша оказалась очень уютной, с финским ковриком на стене, с большим вместительным шкафом, куда убрались все наши вещи, с мягкими кроватями, широкими письменными столами и удобными стульями. Сюда не надо было привозить ни вешалок, ни настольных ламп – всё было. Вскоре у нас появились пледы и прикроватные коврики. Всё в нежно-зелёном тоне, как мы и любим. Это казалось также дивным «совпадением» - каждая комнатка для студента уникальна, выполнена в своей цветовой гамме. Нам досталась действительно «наша», как по заказу.

Мы увидели и душевые комнаты, и туалетные, и общую кухонку. Я порадовалась порядку и скромному уюту, который заведены здесь. Есть всё, что нужно и нет ничего лишнего – так, как мы и любим. На кухне большой холодильник, микроволновая плита, чайники, необходимая посуда. Можно готовить самим – даже в духовом шкафу, есть противни. Постепенно стало складываться впечатление, будто мы приехали к себе домой.

После, когда нам провели экскурсию по зданию института, мы освоили и прачечную с машинками-автоматами, и спортивный зал с тренажёрами и настольным теннисом, и, конечно, столовую :). Наши завтраки, обеды и ужины – это отдельная «песня». Честно говоря, мы никогда так вкусно и сытно не кушали, как здесь, в теологическом институте. Мы даже стали побаиваться, что такой образ жизни может навредить нам – в шутку, конечно :).


Новое поступление методических материалов в институт :)

В цокольном этаже есть библиотека, откуда мой любознательный супруг уже «перетаскал», если не половину собрания, то порядочную одну десятую, точно. Он весь ходит и светится. Настолько ему нравится здесь быть. Я тоже успокоилась, видя, как здесь всё хорошо устроено, как благосклонен к нам персонал института, как интересно проходят занятия, какая здесь дивная природа, сколько любви и заботы.

Сразу же нашлось и «применение» мне. Наш ректор, пастор Иван Лаптев, предложил нам создать инициативную группу, чтобы вести студенческий журнал. Я журналист по профессии. Писать – естественная стихия для меня. Если я пишу, я существую. Мы открыли свою страничку ВКонтакте, пишем свои новости, делимся переживаниями и решаем насущные вопросы. Мы получили возможность благовествовать. Это замечательно, когда ты можешь сказать «Спасибо» Господу уже сейчас.

В сентябре началась наша студенческая практика. Мы навещаем пожилых людей в доме престарелых, помогаем проводить молодёжные собрания, занятия в воскресной школе, посещаем домашние церковные группы, участвуем в учебных литургиях. Мужчины даже произносят проповеди. С первых учебных дней наше пребывание в институте оказалось благоприятным. И до сих пор это так. Один страх за другим начал рассеиваться сам собой. С каждым днём я всё больше и больше убеждаюсь, что Господь, как об этом сказано в Библии, «не творит плохого». Теперь мне стыдно за своё маловерие.

Услышать голос Бога и последовать за ним – лучший способ убедиться в истинности того, о чём Он говорит. Мы принимаем то, что написано в «Библии» на веру, а опыт жизни даёт нам прямое свидетельство. Так, день за днём, крепнут наши отношения со Всевышним. Только вера и любовь могут являться авансом такой дружбы.

Мы находимся в самом начале нашего пути. Впереди нас ждут долгие лекции, частые разговоры с близкими по телефону и скайпу, путешествия, волнительные экзаменационные испытания, каникулы, на которых нам предстоит вернуться в родную землю и пережить встречу с нашими родными и друзьями, а потом снова с ними расстаться… Но мы верим, что никакие трудности не страшны, если в нашем сердце живёт Господь.

Бог позовёт сдавать экзамен – будем держать экзамен. Скажет, что нужно снова вернуться домой – будем собираться в путь. Одарит кажущимся тяжёлым испытанием – примем его с радостью. Потому что всё, что от Бога – во благо нам. Мы это понимаем умом, хотя почти никогда не чувствуем этого.


Наш первый курс в сентябре 2015 года. Верхний ряд, слева направо: Максим Антоненко, Владимир Биткин, Олег Омецинский. Нижний ряд, слева направо: Анна Антоненко, Вячеслав Мерзляков, Галина Садовникова.