Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Даниил Ураевский. Я КУПИЛ СЕБЕ...

Я купил себе перчатки и шарф,
Я потратил на них очень мало.
Но такая же сумма Господу в дар
Сильно бьет по моему карману.

Я в год читаю множество книг,
Но вот, что для меня странно,
Мне не хватает терпенья и сил
Прочитать Библию, и это печально.

Я пишу сообщение Вконтакте,
По телефону говорю, обо всем,
Но сказать вам, друзья, по правде,
Я забыл помолиться сегодня днем.

И под проповедь сладок мой сон.
Да и в церкви почти не бываю,
Ой, но обо мне, грешном, помнит ОН
И к себе в дом призывает.

СТИХИ ТОЙВО ПУМАЛАЙНЕНА

Скажите мне, что может быть красивей
Листвы осенней в солнечных лучах,
Срываемой ветра дуновеньем
И весело играющей в ногах

Людей, спешащих всё куда-то...
Цель у которых в жизни – суета...
И, как в болоте в ней застряв, не понимают,
Что нет спасенья в жизни без Христа.



ЯКОРЯ

Мы помышляем о высоком
И знаем, где добро, где зло,
Кто виноват и в чем ошибся,
Но есть одно большое "но":

Мы все, увы, живем по плоти
И, знаньем сим себя хваля,
Творим ужасные поступки,
Себя за это не коря.

ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО. ПРОКЛЯТЬЕ ВЕКА — ЭТО СПЕШКА

Во 2-ом семестре у нас начался курс Риторики. На уроках мы занимаемся постановкой голоса, разрабатываем дикцию, тренируемся в выступлениях на публике. Также мы учимся выразительно читать стихи. Артур Семёнов выбрал для тренировки стихотворение Евгения Евтушенко.



Проклятье века — это спешка,
и человек, стирая пот,
по жизни мечется, как пешка,
попав затравленно в цейтнот.

Поспешно пьют, поспешно любят,
и опускается душа.
Поспешно бьют, поспешно губят,
а после каются, спеша.

Но ты хотя б однажды в мире,
когда он спит или кипит,
остановись, как лошадь в мыле,
почуяв пропасть у копыт.

Остановись на полдороге,
доверься небу, как судье,
подумай — если не о боге —
хотя бы просто о себе.

Под шелест листьев обветшалых,
под паровозный хриплый крик
пойми: забегавшийся — жалок,
остановившийся — велик.

Пыль суеты сует сметая,
ты вспомни вечность наконец,
и нерешительность святая
вольется в ноги, как свинец.

Есть в нерешительности сила,
когда по ложному пути
вперед на ложные светила
ты не решаешься идти.

Топча, как листья, чьи-то лица,
остановись! Ты слеп, как Вий.
И самый шанс остановиться
безумством спешки не убий.

Когда шагаешь к цели бойко,
как по ступеням, по телам,
остановись, забывший бога, —
ты по себе шагаешь сам!

Когда тебя толкает злоба
к забвенью собственной души,
к бесчестью выстрела и слова,
не поспеши, не соверши!

Остановись, идя вслепую,
о население Земли!
Замри, летя из кольта, пуля,
и бомба в воздухе, замри!

О человек, чье имя свято,
подняв глаза с молитвой ввысь,
среди распада и разврата
остановись, остановись!